Внимание

"ДОМ ЛИ ТО МОЙ СИНЕЕТ ВДАЛИ?" О романе Лины Костенко "Записки украинского самашедшего" - журнал "ШО", 2.03.2011

Мне бы очень хотелось, чтобы роман Лины Костенко «Записки українського самашедшого» прочитали в России. Потому что из странных, ломаных линий этого романа неожиданно складывается достаточно ясная, объемная картина, представляющая страну, которую мы здесь, оказывается, не знаем и не понимаем.


Проясняется канва внутриполитических событий начала 2000 х. Ну да, слышали, мелькало в телевизоре: «голова Гонгадзе», «революция на граните» и прочее — вплоть до «Майдана». Уверена, что большинство моих соотечественников толком не знают, что это такое. И ни одна лекция, статья или даже исторический труд не даст такого представления о времени, как роман, написанный точным, афористичным языком.
Но лично мне более всего интересен образ автора «Записок» — человека, переживающего глубочайший душевный кризис. Интеллигентный, тонкий, совестливый и благородный — вот каков этот современный «украинский самашедший», который уже в петлю готов лезть от унижающего сознания того, что в «омрiянiй незалежнiй державi» от него ничего не зависит, который с ужасом понимает, что падает в собственных глазах, немеет и замыкается в себе. Надежду на спасение дает ему то и только то, что может эту надежду дать человеку — любовь. Одновременно рассеивается и абсурд окружающего. Приходит «время Майдана» и отчаянной надежды. Но и здесь героя не оставляет его «самашедфшесть» (в этом слове есть перекличка с «Записками сумасшедшего» Гоголя, а главное — утверждение некоторой самости, существования вне толпы, горьковатой способности даже в минуты общего подъема смотреть вокруг трезво и критически): «А власне, за що ми боремося? За те, щоб президентом був той, а не той? Особисто я без iлюзiй…», «Плечем до плеча стоять люди… Вони радiснi i розкутi. Я, на жаль, не такий. Я не пiддаюсь загальному настрою, мене з душi верне, коли людськi маси скандують чиєсь iм’я… Все одно за владу буде соромно… А от за Україну соромно вже не буде».
Именно этот отказ от иллюзий, наряду с пониманием, что «за Украину стыдно уже не будет», становится фундаментом как наполненного абсурдом мира романа, так и драматического внутреннего мира главного героя. Борьба с «чудовиськом Амброза Бiрса» — украинскими изматывающими проблемами, не только не понятными, но даже не видимыми со стороны — продолжается.
Своего несчастного сумасшедшего Гоголь приводит к полному безумию. «Украинский самашедший» сквозь подобие безумия проходит, минует его. «Дом ли то мой синеет вдали?» — с тоской восклицает гоголевский Аксентий Иванович в момент просветления в финале знаменитого произведения. Герой же Лины Костенко в конце ее романа, как мне хочется верить, оказывается на пути к обретению дома для своего «Я».

http://www.sho.kiev.ua/article/734

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com